Заболевания вен у женщин: причины, симптомы, лечение

 

Болезни сосудов у женщин

Сайт издательства «Медиа Сфера»
содержит материалы, предназначенные исключительно для работников здравоохранения. Закрывая это сообщение, Вы подтверждаете, что являетесь дипломированным медицинским работником или студентом медицинского образовательного учреждения.

  • Издательство «Медиа Сфера»
  • (бесплатный номер по вопросам подписки)
    пн-пт с 10 до 18
  • Издательство «Медиа Сфера»
    а/я 54, Москва, Россия, 127238
  • info@mediasphera.ru
  • вКонтакте
  • Telegram
  • Издательство
  • «Медиа Сфера»

Результаты поиска: 0

ФГБОУ ВО «Кубанский государственный медицинский университет» Минздрава России

ФГБОУ ВО «Кубанский государственный медицинский университет» Минздрава России

ФГБОУ ВО «Кубанский государственный медицинский университет» Минздрава России

ФГБОУ ВО «Кубанский государственный медицинский университет» Минздрава России

Особенности сердечно-сосудистых заболеваний у женщин

Подробнее об авторах
Скачать PDF
Связаться с автором
Оглавление

Болотова Е.В., Дудникова А.В., Крутова В.А., Багдасарян А.С. Особенности сердечно-сосудистых заболеваний у женщин. Профилактическая медицина. 2020;23(6):107‑113.
Bolotova EV, Dudnikova AV, Krutova VA, Bagdasaryan AS. Specific of cardiovascular diseases for women. Profilakticheskaya Meditsina. 2020;23(6):107‑113. (In Russ.)
https://doi.org/10.17116/profmed202023061107

Читать метаданные

Сердечно-сосудистые заболевания (ССЗ) остаются одной из глобальных проблем во всем мире. Частота ССЗ и их вклад в заболеваемость и смертность женщин недооцениваются главным образом из-за защитной роли эстрогенов, что приводит к гиподиагностике ССЗ у женщин до 50 лет. В обзоре приводятся сведения о гендерных особенностях патофизиологии, распространенности и последствиях ССЗ у женщин, а также данные, касающиеся результатов инвазивного лечения и применения современной медикаментозной терапии.

ФГБОУ ВО «Кубанский государственный медицинский университет» Минздрава России

ФГБОУ ВО «Кубанский государственный медицинский университет» Минздрава России

ФГБОУ ВО «Кубанский государственный медицинский университет» Минздрава России

ФГБОУ ВО «Кубанский государственный медицинский университет» Минздрава России

Дата принятия в печать:

  1. Резолюция круглого стола на тему «Вклад болезней системы кровообращения в структуру общей смертности: вопросы и проблемы» 11 мая 2016 г., Москва. Профилактическая медицина. 2016;19(3):58. https://doi.org/10.17116/profmed201619358-61
  2. Otaki Y, Gransar H, Cheng VY, Dey D, Labounty T, Lin FY, Achenbach S, Al-Mallah M, Budoff MJ, Cademartiri F, Callister TQ, Chang H-J, Chinnaiyan K, Chow BJW, Delago A, Hadamitzky M, Hausleiter J, Kaufmann P, Maffei E, Raff G, Shaw LJ, Villines TC, Dunning A, Cury RC, Feuchtner G, Kim Y-J, Leipsic J, Berman DS, Min JK. Gender differences in the prevalence, severity, and composition of coronary artery disease in the young: a study of 1635 individuals undergoing coronary CT angiography from the prospective, multinational confirm registry. Eur Heart J Cardiovasc Imaging. 2015;16:490-499. https://doi.org/10.1093/ehjci/jeu281
  3. Ten Haaf ME, Bax M, Ten Berg JM, Brouwer J, Van’t Hof AW, van der Schaaf RJ, Appelman Y. Sex differences in characteristics and outcome in acute coronary syndrome patients in the Netherlands. Netherlands Heart Journal: Monthly Journal of the Netherlands Society of Cardiology and the Netherlands Heart Foundation. 2019;27(5):263-271. https://doi.org/10.1007/s12471-019-1271-0
  4. Hao Y, Liu J, Liu J, Yang N, Smith SC Jr, Huo Y, Fonarow GC, Ge J, Taubert KA, Morgan L, Zhou M, Xing Y, Ma CS, Han Y, Zhao D. Sex Differences in In-Hospital Management and Outcomes of Patients With Acute Coronary Syndrome. Circulation. 2019;139(15):1776-1785. https://doi.org/10.1161/CIRCULATIONAHA.118.037655
  5. Ricci B, Cenko E, Vasiljevic Z, Stankovic G, Kedev S, Kalpak O, Vavlukis M, Zdravkovic M, Hinic S, Milicic D, Manfrini O, Badimon L, Bugiardini R. Acute coronary syndrome: the risk to young women. Journal of the American Heart Association. 2017;6:e007519. https://doi.org/10.1161/JAHA.117.007519
  6. Scott PE, Unger EF, Jenkins MR, Southworth MR, McDowell T-Y, Geller RJ, Elahi M, Temple RJ, Woodcock J. Participation of Women in Clinical Trials Supporting FDA Approval of Cardiovascular Drugs. Journal of the American College of Cardiology. 2018;71(18):1960-1969. https://doi.org/10.1016/j.jacc.2018.02.070
  7. Spertus JA, Maron DJ, Cohen DJ, Kolm P, Hartigan P, Weintraub WS, Berman DS, Teo KK, Shaw LJ, Sedlis SP, Knudtson M, Aslan M, Dada M, Boden WE, Mancini GB; Clinical Outcomes Utilizing Revascularization and Aggressive Drug Evaluation (COURAGE) Trial Investigators and Coordinators. Frequency, predictors, and consequences of crossing over to revascularization within 12 months of randomization to optimal medical therapy in the Clinical Outcomes Utilizing Revascularization and Aggressive Drug Evaluation (COURAGE) trial. Circ Cardiovasc Qual Outcomes. 2013;6(4):409-418. https://doi.org/10.1161/CIRCOUTCOMES.113.000139
  8. Regitz-Zagrosek V, Kararigas G. Mechanistic Pathways of Sex Differences in Cardiovascular Disease. Physiol Rev. 2017;97(1):1-37. https://doi.org/10.1152/physrev.00021.2015
  9. Meyer S, Brouwers FP, Voors AA, Hillege HL, de Boer RA, Gansevoort RT, van der Harst P, Rienstra M, van Gelder IC, van Veldhuisen DJ, van Gilst WH, van der Meer P. Sex differences in new-onset heart failure. Clin Res Cardiol. 2015;104(4):342-350.
  10. Zhang Y, Liu B, Zhao R, Zhang S, Yu XY, Li Y. The Influence of Sex on Cardiac Physiology and Cardiovascular Diseases. J Cardiovasc Transl Res. 2019;103(3):342-350. https://doi.org/10.1007/s12265-019-09898-x
  11. Seghieri G, Policardo L, Anichini R, Franconi F, Campesi I, Cherchi S, Tonolo G. The Effect of Sex and Gender on Diabetic Complications. Curr Diabetes Rev. 2017;13(2):148-160. https://doi.org/10.2174/1573399812666160517115756
  12. Cangemi R, Romiti GF, Campolongo G, Ruscio E, Sciomer S, Gianfrilli D, Raparelli V. Gender related differences in treatment and response to statins in primary and secondary cardiovascular prevention: The never-ending debate. Pharmacol Res. 2017;117:148-155. https://doi.org/10.1016/j.phrs.2016.12.027
  13. Sorimachi H, Kurosawa K, Yoshida K, Obokata M, Noguchi T, Naka M, Tange S, Kurabayashi M, Negishi K. Sex differences in left ventricular afterload and diastolic function are independent from the aortic size. PLoS One. 2019;14(4):e0214907. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0214907
  14. Kragholm K, Halim SA, Yang Q, Schulte PJ, Hochman JS, Melloni C, Mahaffey KW, Moliterno DJ, Harrington RA, White HD, Armstrong PW, Ohman EM, Van de Werf F, Tricoci P, Alexander JH, Giugliano RP, Newby LK. Sex-stratified trends in enrollment, patient characteristics, treatment, and outcomes among non-ST-segment elevation acute coronary syndrome patients: insights from clinical trials over 17 years. Circ Cardiovasc Qual Outcomes. 2015;8:357-367. https://doi.org/10.1161/CIRCOUTCOMES.114.001615
  15. Machuki JO, Zhang HY, Geng J, Fu L, Adzika GK, Wu L, Shang W, Wu J, Kexue L, Zhao Z, Sun H. Estrogen regulation of cardiac cAMP-L-type Ca2+ channel pathway modulates sex differences in basal contraction and responses to β2AR-mediated stress in left ventricular apical myocytes. Cell Commun Signal. 2019;17(1):34. https://doi.org/10.1186/s12964-019-0346-2
  16. Rosano GM, Lewis B, Agewall S, Wassmann S, Vitale C, Schmidt H, Drexel H, Patak A, Torp-Pedersen C, Kjeldsen KP, Tamargo J. Gender differences in the effect of cardiovascular drugs: a position document of the Working Group on Pharmacology and Drug Therapy of the ESC. Eur Heart J. 2015;36(40):2677-2680. https://doi.org/10.1093/eurheartj/ehv161
  17. Medzikovic L, Aryan L, Eghbali M. Connecting sex differences, estrogen signaling, and microRNAs in cardiac fibrosis. J Mol Med (Berl). 2019;97(10): 1385-1398. https://doi.org/10.1007/s00109-019-01833-6
  18. Plank F, Beyer C, Friedrich G, Wildauer M, Feuchtner G. Sex differences in coronary artery plaque composition detected by coronary computed tomography: quantitative and qualitative analysis. Neth Heart J. 2019;27(5):272-280. https://doi.org/10.1007/s12471-019-1234-5
  19. Hopper I, Kotecha D, Chin KL, Mentz RJ, von Lueder TG. Comorbidities in heart failure: are there gender differences? Curr Heart Fail Rep. 2016; 13(1):1-12. https://doi.org/10.1007/s11897-016-0280-1
  20. Lubbers M, Coenen A, Bruning T, Galema T, Akkerhuis J, Krenning B, Musters P, Ouhlous M, Liem A, Niezen A, Dedic A, van Domburg R, Hunink M, Nieman K. Sex differences in the performance of cardiac computed tomography compared with functional testing in evaluating stable chest pain: subanalysis of the multicenter, randomised CRESCENT Trial (Calcium Imaging and Selective CT Angiography in Comparison to Functional Testing for Suspected Coronary Artery Disease). Circ Cardiovasc Imaging. 2019;5: 272-280. https://doi.org/10.1161/circimaging.116.005295
  21. Eastwood J-A, Johnson BD, Rutledge T, Bittner V, Whittaker KS, Krantz DS, Cornell CE, Eteiba W, Handberg E, Vido D, Bairey Merz CN. Anginal symptoms, coronary artery disease, and adverse outcomes in black and white women: the NHLBI-sponsored Women’s Ischemia Syndrome Evaluation (WISE) study. J Womens Health (Larchmt). 2013;22(9):724-732. https://doi.org/10.1089/jwh.2012.4031
  22. Harvey RE, Coffman KE, Miller VM. Women-specific factors to consider in risk, diagnosis and treatment of cardiovascular disease. Womens Health (Lond). 2015;11(2):239-257. https://doi.org/10.2217/whe.14.64
  23. Shufelt CL, Pacheco C, Tweet MS, Miller VM. Sex-Specific Physiology and Cardiovascular Disease. Adv Exp Med Biol. 2018;1065:433-454. https://doi.org/10.1007/978-3-319-77932-4_27
  24. Benjamin EJ, Blaha MJ, Chiuve SE, Cushman M, Das SR, Deo R, de Ferranti SD, Floyd J, Fornage M, Gillespie C, Isasi CR, Jiménez MC, Chaffin Jordan L, Judd SE, Lackland D, Lichtman JH, Lisabeth L, Liu S, Longenecker CT, Mackey RH, Matsushita K, Mozaffarian D, Mussolino ME, Nasir K, Neumar RW, Palaniappan L, Pandey DK, Thiagarajan RR, Reeves MJ, Ritchey M, Rodriguez CJ, Roth GA, Rosamond WD, Sasson C, Towfighi A, Tsao CW, Turner MB, Virani SS, Voeks JH, Willey JZ, Wilkins JT, Wu JH, Alger HM, Wong SS, Muntner P; American Heart Association Statistics Committee and Stroke Statistics Subcommittee. Heart Disease and Stroke Statistics-2017 Update: A Report From the American Heart Association. Circulation. 2017;135(10):146-603. https://doi.org/10.1161/CIR.0000000000000485
  25. WHO «Obesity and overweight». Fact sheet 2018. https://www.who.int/mediacentre/factsheets/fs311/en
  26. Maric-Bilkan C. Sex differences in micro- and macro-vascular complications of diabetes mellitus. Clin Sci (Lond). 2017;131(9):833-846. https://doi.org/10.1042/CS20160998
  27. Soutelo J, Samaniego YA, Fornari MC, Reyes Toso C, Ponzo OJ. Cardiometabolic Changes in Different Gonadal Female States Caused by Mild Hyperuricemia and Exposure to a High-Fructose Diet. Int J Endocrinol. 2018; 2018:6021259. https://doi.org/10.1155/2018/6021259
  28. Mattina GF, Van Lieshout RJ, Steiner M. Inflammation, depression and cardiovascular disease in women: the role of the immune system across critical reproductive events. Ther Adv Cardiovasc Dis. 2019;13:1753944719851950. https://doi.org/10.1177/1753944719851950
  29. Kianoush S, Yakoob MY, Al-Rifai M, DeFilippis AP, Bittencourt MS, Duncan BB, Bensenor IM, Bhatnagar A, Lotufo PA, Blaha MJ. Associations of Cigarette Smoking With Subclinical Inflammation and Atherosclerosis: ELSA-Brasil (The Brazilian Longitudinal Study of Adult Health). J Am Heart Assoc. 2017;6(6):e005088. https://doi.org/10.1161/JAHA.116.005088
  30. Faulkner P, Petersen N, Ghahremani DG, Cox CM, Tyndale RF, Hellemann GS, London ED. Sex differences in tobacco withdrawal and responses to smoking reduced-nicotine cigarettes in young smokers. Psychopharmacology (Berl). 2018;235(1):193-202. https://doi.org/10.1007/s00213-017-4755-x
  31. Whitcomb BW, Purdue-Smithe AC, Szegda KL, Boutot ME, Hankinson SE, Manson JAE, Rosner B, Willett WC, Eliassen AH, Bertone-Johnson ER. Cigarette Smoking and Risk of Early Natural Menopause. Am J Epidemiol. 2018;187(4):696-704. https://doi.org/10.1093/aje/kwx292
  32. Bogren M, Brådvik L, Holmstrand C, Nöbbelin L, Mattisson C. Gender differences in subtypes of depression by first incidence and age of onset: a follow-up of the Lundby population. Eur Arch Psychiatry Clin Neurosci. 2018; 268(2):179-189. https://doi.org/10.1007/s00406-017-0778-x
  33. Saeed A, Kampangkaew J, Nambi V. Prevention of Cardiovascular Disease in Women. Methodist Debakey Cardiovasc J. 2017;13(4):185-192. https://doi.org/10.14797/mdcj-13-4-185
  34. Appelman Y, van Rijn BB, Ten Haaf ME, Boersma E, Peters SA. Sex differences in cardiovascular risk factors and disease prevention. Atherosclerosis. 2015;241(1):211-218. https://doi.org/10.1016/j.atherosclerosis.2015.01.027
  35. Schulman-Marcus J, Hartaigh BÓ, Gransar H, Lin F, Valenti V, Cho I, Berman D, Callister T, DeLago A, Hadamitzky M, Hausleiter J, Al-Mallah M, Budoff M, Kaufmann P, Achenbach S, Raff G, Chinnaiyan K, Cademartiri F, Maffei E, Villines T, Kim YJ, Leipsic J, Feuchtner G, Rubinshtein R, Pontone G, Andreini D, Marques H, Shaw L, Min JK. Sex-Specific Associations Between Coronary Artery Plaque Extent and Risk of Major Adverse Cardiovascular Events: The CONFIRM Long-Term Registry. JACC Cardiovasc Imaging. 2016;9(4):364-372. https://doi.org/10.1016/j.jcmg.2016.02.010
  36. Clegg D, Hevener AL, Moreau KL, Morselli E, Criollo A, Van Pelt RE, Vieira-Potter VJ. Sex Hormones and Cardiometabolic Health: Role of Estrogen and Estrogen Receptors. Endocrinology. 2017;158(5):1095-1105. https://doi.org/10.1210/en.2016-1677
  37. Garcia M, Mulvagh SL, Merz CN, Buring JE, Manson JE. Cardiovascular Disease in Women: Clinical Perspectives. Circ Res. 2016;118(8):1273-1293. https://doi.org/10.1161/CIRCRESAHA.116.307547
  38. Kim O, Ahn Y, Lee HY, Jang HJ, Kim S, Lee JE, Jung H, Cho E, Lim JY, Kim MJ, Willett WC, Chavarro JE, Park HY. The Korea Nurses’ Health Study: A Prospective Cohort Study. J Womens Health (Larchmt). 2017;26(8): 892-899. https://doi.org/10.1089/jwh.2016.6048
  39. Figueroa-Vega N, Moreno-Frías C, Malacara JM. Alterations in adhesion molecules, pro-inflammatory cytokines and cell-derived microparticles contribute to intima-media thickness and symptoms in postmenopausal women. PLoS One. 2015;10(5):e0120990. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0120990
  40. Laughlin-Tommaso SK, Khan Z, Weaver AL, Smith CY, Rocca WA, Stewart EA. Cardiovascular and metabolic morbidity after hysterectomy with ovarian conservation: a cohort study. Menopause. 2018;25(5):483-492. https://doi.org/10.1097/GME.0000000000001043
  41. Ozdemirci S, Kasapoglu T, Dilbaz B, Salgur F, Duran B, Koc O, Unverdi H, Hucumenoglu S. The effect of surgical menopause on the intima-media thickness of the carotid and coronary arteries. Climacteric. 2016;19(5):452-457. https://doi.org/10.1080/13697137.2016.1212007
  42. Villa P, Amar ID, Shachor M, Cipolla C, Ingravalle F, Scambia G. Cardiovascular Risk/Benefit Profile of MHT. Medicina (Kaunas). 2019;55(9):571. https://doi.org/10.3390/medicina55090571
  43. Tanz LJ, Stuart JJ, Williams PL, Missmer SA, Rimm EB, James-Todd TM, Rich-Edwards JW. Preterm Delivery and Maternal Cardiovascular Disease Risk Factors: The Nurses’ Health Study II. J Womens Health (Larchmt). 2019;28(5):677-685. https://doi.org/10.1089/jwh.2018.7150
  44. Диагностика и лечение сердечно-сосудистых заболеваний при беременности. Российские рекомендации. Российский кардиологический журнал. 2018;3(155):93-133. https://doi.org/10.15829/1560-4071-2018-3-91-134
  45. Крутова В.А., Дудникова А.В. Взаимосвязь нарушений репродуктивной функции и высокого кардиоваскулярного риска. Акушерство и гинекология. 2019;5:19-24. https://doi.org/10.18565/aig.2019.5.19-24
  46. Wada H, Miyauchi K, Daida H. Gender differences in the clinical features and outcomes of patients with coronary artery disease. Expert Rev Cardiovasc Ther. 2019;17(2):127-133. https://doi.org/10.1080/14779072.2019.1561277
  47. Garcia M, Mulvagh SL, Merz CN, Buring JE, Manson JE. Cardiovascular Disease in Women: Clinical Perspectives. Circ Res. 2016;118(8):1273-1293. https://doi.org/10.1161/CIRCRESAHA.116.307547
  48. Galway S, Adatia F, Grubisic M, Lee M, Daniele P, Humphries KH, Sedlak TL. Sex Differences in Cardiac Medication Use Post-Catheterization in Patients Undergoing Coronary Angiography for Stable Angina with Nonobstructive Coronary Artery Disease. J Womens Health (Larchmt). 2017;26(9): 976-983. https://doi.org/10.1089/jwh.2016.5983
  49. Park SM, Merz CN. Women and Ischemic Heart Disease: Recognition, Diagnosis and Management. Korean Circ J. 2016;46(4):433-442. https://doi.org/10.4070/kcj.2016.46.4.433
  50. Tomaszewski M, Topyła W, Kijewski BG, Miotła P, Waciński P. Does gender influence the outcome of ischemic heart disease? Prz Menopauzalny. 2019;18(1):51-56. https://doi.org/10.5114/pm.2019.84158
  51. Schulman-Marcus J, Hartaigh BÓ, Gransar H, Lin F, Valenti V, Cho I, Berman D, Callister T, DeLago A, Hadamitzky M, Hausleiter J, Al-Mallah M, Budoff M, Kaufmann P, Achenbach S, Raff G, Chinnaiyan K, Cademartiri F, Maffei E, Villines T, Kim Y-J, Leipsic J, Feuchtner G, Rubinshtein R, Pontone G, Andreini D, Marques H, Shaw L, Min JK. Sex-specific associations between coronary artery plaque extent and risk of major adverse cardiovascular events: the CONFIRM Long-Term Registry. JACC Cardiovasc Imaging. 2016;9(4):364-372. https://doi.org/10.1016/j.jcmg.2016.02.010
  52. Plank F, Beyer C, Friedrich G, Wildauer M, Feuchtner G. Sex differences in coronary artery plaque composition detected by coronary computed tomography: quantitative and qualitative analysis. Neth Heart J. 2019;27(5):272-280. https://doi.org/10.1007/s12471-019-1234-5
  53. Dreyer RP, Ranasinghe I, Wang Y, Dharmarajan K, Murugiah K, Nuti SV, Hsieh AF, Spertus JA, Krumholz HM. Sex Differences in the Rate, Timing, and Principal Diagnoses of 30-Day Readmissions in Younger Patients with Acute Myocardial Infarction. Circulation. 2015;132(3):158-166. https://doi.org/10.1161/CIRCULATIONAHA.114.014776
Читать статью  Диеты при сердечно сосудистых заболеваниях

Введение

Сердечно-сосудистые заболевания (ССЗ) являются одной из ведущих причин смертности в мире, особенно в развитых странах. [1]. Текущие прогнозы указывают на продолжающийся рост частоты ССЗ с учетом имеющегося старения населения и эпидемии хронических неинфекционных заболеваний [1]. До недавнего времени считалось, что женщины не настолько подвержены ССЗ, как мужчины. Было постулировано, что эстрогены имеют кардиозащитные свойства и это обусловливает меньшую заболеваемость ССЗ у женщин в пременопаузе. Вместе с тем за последние десятилетия появились новые данные, касающиеся гендерных различий в частоте и распространенности ССЗ [2]. В современных клинических исследованиях наблюдаются парадоксальные гендерные различия, когда женщины имеют менее выраженные стенозы коронарных артерий и относительно сохранную функцию левого желудочка, но более высокие показатели ишемии миокарда и смертности по сравнению с сопоставимыми по возрасту мужчинами [3]. В связи с этим недооценка особенностей течения этой патологии у женщин в последнее время сменилась значительным ростом исследований по этой проблеме [4, 5]. До последних десятилетий ХХ века женщины репродуктивного возраста считались уязвимой категорией населения и систематически исключались из клинических исследований [6]. Эта политика поддерживала тенденцию использования мужчин в качестве стандарта и исключения женщин как проблемных пациентов даже при изучении заболеваний, затрагивающих оба пола [1]. С начала 90-х годов зарубежные научно-исследовательские и финансирующие учреждения предпринимали многочисленные усилия по содействию более широкому вовлечению женщин в биомедицинские исследования. Таким образом, медицинское сообщество изменило свою политику и разрешило женщинам детородного возраста участвовать в научных исследованиях, существенно увеличив число женщин, имеющих право на включение в рандомизированные клинические исследования (до 40%) [7—9]. Так было выявлено, что гендерные различия влияют на эффективность терапии [6, 10—12]. В последних докладах кардиологического сообщества отмечается снижение смертности от ишемической болезни сердца (ИБС). Вместе с тем среди женщин снижение смертности ниже, чем у мужчин, к тому же отмечается увеличение смертности от ССЗ среди молодых женщин [13]. В недавно проведенном исследовании с участием 8592 пациентов среднего возраста (49,2±12,7 года) был выявлен более высокий риск развития фибрилляции предсердий (ФП) и хронической сердечной недостаточности (ХСН) с сохранной фракцией выброса у женщин по сравнению с лицами мужского пола [14]. Взаимосвязь повышенной артериальной жесткости со смертностью у женщин также была в 2 раза выше, острый коронарный синдром (ОКС) при неокклюзированных коронарных артериях у лиц женского пола также развивается значимо чаще [15]. Таким образом, очевидно, что имеются гендерные различия в частоте и течении ССЗ.

Полоспецифические особенности

Известно, что женщины имеют некоторые особенности физиологии, такие как: меньший индекс массы тела (ИМТ), меньший размер коронарных сосудов и коллатеральный кровоток и, соответственно, меньший его резерв, меньший размер внутренних органов, относительно большее количество жира, более низкий клиренс креатинина и гломерулярной фильтрации, бо́льшую жесткость сосудов и частоту сердечных сокращений (ЧСС). Известно, что уровень артериального давления (АД) и сывороточных липидов, а также эндотелиальная функция, продолжительность сердечного цикла и содержание воды в организме подвержены изменениям в зависимости от фаз менструального цикла, наличия беременности и лактации [16, 17]. Выявлено, что у женщин продолжительность корригированного интервала QT выше, а время восстановления синусового узла короче [16, 17]. Все это может оказывать потенциальное влияние на особенности фармокинетики и фармодинамики медицинских препаратов [18]. Особенности ответа на медикаментозную терапию у женщин обусловлены главным образом различной биодоступностью, специфичной для лиц женского пола вследствие разного количества и распределения жировых отложений, особенностей цито-хром-опосредованного метаболизма и почечного клиренса. Например, у женщин были продемонстрированы более высокие концентрации β-блокаторов в плазме крови, побочные действия ингибиторов ангиотензинпревращающего фермента, повышенная восприимчивость к злокачественным аритмиям, удлинение интервала QT [16—18]. Перечисленные особенности, безусловно, заслуживают большего количества предварительных исследований для разработки персонализированной терапии.

Особенности атерогенеза у женщин

В некоторых исследованиях показано, что дисфункция микроциркуляторного русла у женщин имеет бо́льшую значимость, чем у мужчин, поскольку приводит к субэндокардиальной ишемии при интактных коронарных артериях [19]. Вместе с тем исследования последних лет выявили, что меньшая выраженность атеросклеротических бляшек коронарного русла у женщин и их бо́льшая стабильность обеспечивают более благоприятный исход для консервативной терапии и, наоборот, оперативное лечение стенозирующих поражений коронарных сосудов у мужчин дает лучшие результаты по сравнению с женщинами [19, 20]. Имеется версия, согласно которой прогрессирование атероматоза в более тяжелые стадии у женщин среднего возраста происходит медленнее и атеросклеротическое ремоделирование носит более диффузный характер [19, 21]. По данным литературы, эрозирование бляшек чаще выявляется у женщин молодого возраста с ОКС, тогда как в постменопаузе значимо чаще возникает разрыв бляшки с последующим формированием тромба, что характерно для мужчин [19, 20]. Не стоит забывать, что уровень сердечно-сосудистых событий и смертности при необструктивной коронарной болезни у женщин выше, несмотря на то что у женщин в сравнении с мужчинами менее выражена обструкция коронарных сосудов, а поражение имеет диффузный характер [21]. Это подтверждается результатами исследования WISE (Women’s Ischemia Syndrome Evaluation) и некоторых других работ, где показано, что у женщин имеются неблагоприятная коронарнарная реактивность, микрососудистая дисфункция и эрозирование бляшки в сочетании с дистальной микроэмболизацией [22]. Согласно современным данным, эстрогены уменьшают катехоламин-индуцированную вазоконстрикцию, способствуют вазодилатации и могут увеличивать β2-адренергический ответ [23]. Постменопаузальное снижение уровня эстрогенов, вероятно, способствует повышенной чувствительности сердца к циркулирующим катехоламинам, однако это оказывает различное воздействие на мужчин и женщин [23]. Большинство митохондриальных белков кодируются ядром, поэтому митохондриальная структура и функции являются тканеспецифичными и подвергаются половоспецифическим воздействиям. Кроме того, рецепторы эстрогена также присутствуют в митохондриях, участвуя в митохондриальном биогенезе, дыхательной активности, защите от окислительного стресса [23, 24]. Митохондрии женщин имеют более высокую устойчивость к ишемическому и реперфузионному повреждению, поскольку обладают более высокой антиоксидантной защитой. Проведенные исследования показали, что у женщин при аэробных упражнениях сильнее реализуется хронотропная реакция, а у мужчин — инотропный эффект, что, возможно, обусловливает более низкую толерантность женщин к физической нагрузке [23, 24]. Ремоделирование желудочков также имеет гендерные различия: комбинированные эффекты ожирения и гипертонии приводят к диастолической дисфункции и концентрической гипертрофии у женщин, тогда как у мужчин преобладает эксцентрическая гипертрофия. Женщины имеют меньший диаметр левого предсердия и желудочка, что, вероятно, может объяснить более высокую распространенность тяжелой митральной регургитации и, следовательно, более высокий класс по NYHA, который выявляется в женской популяции [24].

Читать статью  Что такое спазм сосудов, причины, виды и симптомы, как снять и какое лечение потребуется

Таким образом, знания, выходящие за рамки анатомического описания коронарных стенозов, имеют важное значение при выявлении риска и лечении ССЗ у женщин. Вместе с тем для более глубокого понимания гендерных различий кардиоваскулярных заболеваний необходимо проанализировать особенности факторов риска (ФР) ССЗ у женщин.

Факторы риска сердечно-сосудистых заболеваний у женщин

В настоящее время показано, что смертность от ИБС увеличивается пропорционально увеличению числа традиционных ФР ССЗ, при этом 30-летняя смертность (на 10 тыс. человеко-лет) колеблется от 1,5 до 9,1 для женщин, имеющих от 0 до 2 и более ФР ССЗ [25]. Свыше 80% женщин среднего возраста имеют один традиционный сердечный ФР ССЗ и более [26]. У женщин после 50 лет отмечаются более высокие средние уровни сывороточного холестерина, чем у мужчин того же возраста [23]. Доказано, что повышенный уровень триглицеридов является более мощным независимым ФР для женщин по сравнению с мужчинами [23]. Ожирение, являющееся одним из важнейших ФР ССЗ, наблюдается у 1 /3 женщин, в том числе у 7% — морбидное ожирение (ИМТ≥40 кг/м 2 ) [26].

Сахарный диабет (СД) является основным фактором риска ИБС у лиц обоих полов. Вместе с тем для женщин СД является доказанным предиктором неблагоприятного исхода, связанным с двукратным и четырехкратным повышением риска развития повторного инфаркта миокарда (ИМ) и сердечной недостаточности (СН) соответственно, что значимо выше, чем у мужчин [27]. Следует отметить, что тенденции последних 30 лет показали заметное снижение смертности от ССЗ для мужчин с СД в отличие от женщин с этим заболеванием [25, 27].

Женщины имеют в среднем более высокие средние значения С-реактивного белка (СРБ) по сравнению с мужчинами; эта разница проявляется уже во время полового созревания [28]. Это различие согласуется с тем, что у женщин в 2—50 раз чаще встречаются аутоиммунные заболевания иммуноопосредованного характера, такие как ревматоидный артрит и системная красная волчанка, что вносит очевидный вклад в развитие ССЗ. Действительно, относительный риск будущих событий вследствие ИБС увеличивается пропорционально повышению уровня высокочувствительного СРБ, действуя синергически с другими ФР ССЗ, такими как кардиометаболический синдром, СН, СД 2-го типа, и повышая риск развития ИБС у женщин [28, 29].

По современным представлениям, риск развития ССЗ и осложнений зависит от количества выкуриваемых сигарет. Известно, что курение стимулирует развитие атерогенеза и его осложнений за счет инициации тромбообразования, негативного влияния на функцию эндотелия, оксидативные процессы, стимулирования фибринолиза и воспаления, окисления липидов [30]. Следует заметить, что в отличие от мужчин, сердечно-сосудистый риск у которых возрастает при выкуривании 15 и более сигарет в сутки, у женщин повышению кардиоваскулярного риска способствует выкуривание даже 1—4 сигарет [31]. Кроме того, курение и одновременный прием пероральных контрацептивов значимо повышают риск кардиоваскулярных событий у женщин [31, 32]. Согласно данным зарубежных исследований, курение способствует более раннему наступлению менопаузы, что также влечет за собой повышение риска ССЗ [32].

Депрессия и различные формы расстройств настроения или психического напряжения (тревога, гнев, семейные конфликты, работа, стресс) были признаны этиологическими и прогностическими ФР развития ИБС и у мужчин, и у женщин, хотя их распространенность была значительно выше у последних [33].

Известно, что Фрамингемская шкала используется для классификации 10-летнего риска смерти от ИБС или ИМ и определения соответствующей тактики терапевтического вмешательства [34, 35]. Пациенты с высоким риском должны получать наиболее интенсивные рекомендации по лечению и образу жизни. Вместе с тем Фрамингемская шкала классифицирует более 90% женщин как пациентов низкого риска, и лишь очень немногим из них присваивается высокий статус риска до 70 лет [34, 35]. Таким образом, традиционные ФР ССЗ и Фрамингемская шкала риска недооценивают кардиоваскулярный риск у женщин. В недавно проведенном поперечном исследовании с участием 2447 бессимптомных женщин без СД было установлено, что 84% из них со значительной кальцификацией коронарных артерий были классифицированы как пациенты низкого риска по Фрамингемской шкале [36]. Эти данные еще раз подчеркивают неточность оценки ФР ССЗ и гиподиагностику сердечно-сосудистого риска у женщин [36].

Принято считать, что наличие адекватного гормонального статуса в пременопаузе обеспечивает кардиопротекцию, поэтому риск развития ССЗ у женщин этой возрастной группы ниже [37]. Это подтверждается современными исследованиями, где выявлены некоторые различия между мужчинами и женщинами в уровнях активности антиоксидантных ферментов, связанные с эстрогеном [37]. Такая гипотеза согласуется с результатами опытов на лабораторных животных, где было установлено, что у самок крыс после кастрации оксидативный стресс выше по сравнению с самками контрольной группы, при этом достоверной разницы у самцов после кастрации не было [37, 38]. Очевидно, что эстроген играет сложную роль, и не исключено, что его влияние на окислительный стресс многогранно и не ограничивается исключительно кардиопротективным влиянием [38]. В этой связи особое значение имеет ранняя естественная или хирургическая менопауза. Так, по некоторым данным, риск развития ИБС у женщин с хирургической менопаузой повышается в 7 раз, а при ранней естественной менопаузе — в 3 раза [39]. Таким образом, хирургическая менопауза приводит к развитию ранних и отсроченных эстрогендефицитных расстройств, объединенных термином «постовариэктомический синдром» [40, 41]. Последний характеризуется развитием нейровегетативных, психоэмоциональных и обменных нарушений и связан с повышенным риском ИБС [41].

Снижение овариальной функции приводит к снижению качества жизни женщин, поскольку обусловливает развитие метаболических нарушений и суммирование ФР ССЗ, например сочетание ожирения, артериальной гипертензии (АГ) и дислипидемии, потенциально взаимосвязанных с гормонально-опосредованными метаболическими нарушениями [40].

По некоторым данным, гормональная коррекция менопаузы, в том числе хирургическая, способствует снижению темпов развития атеросклеротических изменений, что подтверждается многочисленными положительными эффектами указанного лечения относительно сердечно-сосудистой системы [42]. Вместе с тем метаанализ 23 клинических исследований с участием более 39 тыс. женщин показал, что менопаузальная гормонотерапия снижает риск развития ИБС у женщин моложе 60 лет, но не у пожилых женщин [43]. Таким образом, этот вопрос в настоящее время остается спорным. В целом сложился консенсус, по которому гормонотерапия в самой низкой эффективной дозе остается подходящим лечением симптомов ранней менопаузы при отсутствии противопоказаний, но никогда не должна назначаться с явной целью профилактики ССЗ [43].

Традиционные ФР ССЗ, такие как АГ, избыточная масса тела и ожирение, дислипидемия, стресс, курение, гиподинамия, являются общими и для мужчин, и для женщин. Однако не следует забывать о существовании специфических ФР у женщин, к которым относятся синдром поликистозных яичников, беременность, прием оральных контрацептивов. В случае сочетания традиционных и специфических ФР ССЗ прогноз для жизни и здоровья женщины значимо ухудшается. Так, наличие в анамнезе патологии беременности является маркером повышенного риска кардиоваскулярных нарушений в будущем [44]. Во многих странах отмечается повышение риска ССЗ вследствие увеличения возраста женщин до 28,8—31,2 года к моменту наступления первой беременности [45]. Вместе с тем только повышение материнского возраста не объясняет в полной мере увеличения количества случаев ССЗ во время беременности. Исследования показали, что беременность в позднем репродуктивном возрасте (≥40 лет) достоверно коррелирует с увеличением частоты СД, АГ и ожирения [45]. Благодаря развитию кардиохирургической помощи все большее число женщин с врожденными пороками сердца стали достигать репродуктивного возраста [45]. Не стоит забывать, что ССЗ являются ведущей причиной материнской смертности во время беременности [45]. Таким образом, кроме основных ФР у женщин имеются специфические предикторы развития ССЗ, которые необходимо учитывать [46].

Клинические и диагностические особенности сердечно-сосудистых заболеваний у женщин

Помимо особенностей физиологии и ФР женщины имеют некоторые клинико-диагностические особенности течения ССЗ. У женщин чаще присутствуют атипичные симптомы, такие как усталость (70,7%), диссомния (47,8%), одышка (42,1%), боль в спине, диспепсия [47]. Этот феномен был проанализирован, что дало начало широкомасштабным клиническим исследованиям, в результате которых были выявлены три парадокса в отношении женского пола и манифестации ИБС [47]: 1) женщины имеют непропорционально более низкую степень атеросклероза и обструктивной ИБС по сравнению со степенью стенокардии, на которую они жалуются; 2) по сравнению с мужчинами у женщин отмечается менее тяжелое течение ИБС, несмотря на более старший возраст и наличие большего количества ФР ССЗ; 3) даже притом что ИБС менее очевидна у женщин, как это иллюстрируется инвазивными методами диагностической визуализации, женщины все еще имеют более неблагоприятный прогноз по сравнению с мужчинами [47].

Еще одним важным параметром является увеличение распространенности Х-синдрома, или коронарной микрососудистой дисфункции, среди женщин постменопаузального возраста. Многочисленные исследования показали, что, несмотря на наличие ангинозных симптомов и положительных результатов нагрузочных тестов, почти в 40% коронароангиографий у пациентов выявляется нестенозирующий атеросклероз [48]. У большей части этих пациентов диагностирована коронарная микрососудистая дисфункция, поскольку никакой другой идентифицируемой причины найдено не было [47, 48], почти 70% таких пациентов — женщины, находящиеся в постменопаузе [48]. В отличие от результатов более ранних исследований, демонстрирующих, что микрососудистая стенокардия не влияет на долгосрочный прогноз, в настоящее время благодаря крупному ретроспективному исследованию, включающему данные 11 223 пациентов, направленных на коронарную ангиографию при стабильной стенокардии, стало очевидным, что у пациентов с необструктивной ИБС имеется дальнейшее увеличение риска неблагоприятных сердечно-сосудистых событий (ОР=1,85, 95% ДИ 1,51—2,28; ОР=1,52, 95% ДИ 1,24—1,88 соответственно) [49].

Учеными Гарвардского университета был провел метаанализ 43 исследований, посвященных лечению женщин с кардиоваскулярными заболеваниями. Оказалось, что женщины, обращавшиеся с 1994 по 2015 г. в медицинские учреждения США с жалобами на боли в области сердца и с другой сердечной симптоматикой, должные врачебные рекомендации и лечение получали в 4 раза реже мужчин. Кроме того, им чаще отказывали в необходимой диагностике, мотивируя отказ тем, что у женщин в пременопаузе не может быть проблем с сердцем [50]. Следовательно, время постановки диагноза пролонгируется, что является одной из важнейших причин неблагоприятного исхода, получившего название «синдром Йентла» [50].

Было установлено, что у женщин часто отмечается более высокий класс по Killip (отек легких, кардиогенный шок), появление приступа ФП во время ИМ, что опосредует значимое влияние на прогноз [51]. Женщины более склонны к таким осложнениям, как шок и СН, а также периоперационные кровотечения после чрескожного коронарного вмешательства и аортокоронарного шунтирования (АКШ) [51]. Женщины реже умирают от аритмии, но чаще от разрыва сердца и имеют более высокий уровень смертности, чем сопоставимые по возрасту мужчины, независимо от применения тромболитической терапии [51]. Несмотря на более низкую частоту ИМ и его более позднее проявление у женщин, он связан с более высокой смертностью и заболеваемостью, главным образом обусловленными развитием СН [51]. После АКШ риск смерти среди женщин остается значимо более высоким по сравнению с мужчинами. Это связано с особенностями течения атеросклеротического процесса в коронарных артериях женщин. Поражение коронарной системы мужчин носит очаговый, локальный характер, что способствует эффективному проведению операций реваскуляризации, в противовес женщинам, имеющим диффузный характер поражения без выраженного стеноза, который не позволяет провести адекватное оперативное лечение [52]. Кроме того, у пациентов с ОКС наблюдается дифференцированная по полу экспрессия сердечных биомаркеров. В частности, повышенный уровень СРБ и мозгового натрийуретического пептида чаще наблюдается у женщин, тогда как креатинкиназы-MB и тропонинов — у мужчин [53]. Эти данные позволяют предположить, что могут существовать половые различия в патофизиологических механизмах, связанных с ОКС. Эффект от чрескожной ангиопластики при ОКС с подъемом сегмента ST одинаков для обоих полов, а при ОКС без подъема сегмента ST терапевтическая тактика зависит от пола пациента. Так, ранние инвазивные вмешательства у пациентов с нестабильной стенокардией или ОКС без подъема сегмента ST в отсутствие повышения биохимических маркеров снижали смертность у мужчин, но не у женщин [52, 53]. Уровень внутрибольничной смертности для молодых женщин с ОКС был значительно выше такового для мужчин, сопоставимых по возрасту [53]. В настоящее время отмечено уменьшение частоты кровотечений при ССЗ. Вероятно, это связано с введением менее агрессивных антикоагулянтных режимов, корректировкой дозы в соответствии с ИМТ. Однако у женщин сохраняется в 1,5—4 раза больший риск развития кровотечений по сравнению с мужчинами [7].

Читать статью  Типичные болезни, которые вызывает курение

Заключение

Таким образом, наличие ССЗ у женщин часто является клинической проблемой для кардиолога, а неверное толкование симптомов может привести к неправильному диагнозу и лечению с потенциально неблагоприятными последствиями. Оценка и правильная интерпретация симптомов у женщин имеет важное значение, так как было показано, что при ранней диагностике и лечении ОКС женщины имеют лучшую выживаемость по сравнению с мужчинами.

Все вышеперечисленное подчеркивает необходимость индивидуального подхода к пациенту с учетом возрастно-половых характеристик как в повседневной клинической практике, так и в крупных научных исследованиях.

Выводы

1. Суммарный риск ССЗ у женщин необходимо оценивать с использованием таблиц относительного риска SCORE, так как низкий абсолютный риск может маскировать высокий относительный риск, который с возрастом трансформируется в абсолютный.

2. Из всех ФР наибольшее влияние на риск ССЗ у женщин по сравнению с мужчинами оказывают СД, уровень липопротеидов высокой плотности и триглицеридов.

3. Помимо классических ФР ССЗ у женщин следует обращать особое внимание на такие специфические ФР, как прием оральных контрацептивов, состояние репродуктивной функции, анамнез беременности и родов.

4. Поскольку роль эстрогена и его влияние на сердечно-сосудистую систему до сих пор остаются недостаточно изученными, гормональная заместительная терапия в постменопаузе должна проводиться для лечения симптомов ранней менопаузы при отсутствии противопоказаний, но не с целью профилактики ССЗ.

Участие авторов: концепция и дизайн исследования — Е.В. Болотова, В.А. Крутова; сбор и обработка материала, статистическая обработка, написание текста — А.В. Дудникова; редактирование — Е.В. Болотова, А.С. Багдасарян.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Заболевания вен у женщин: причины, симптомы, лечение

варикоз у женщин

Хроническая венозная недостаточность и варикоз являются широко распространенными недугами: по статистике, в развитых странах с ними сталкивается каждый третий человек. В особую группу риска входят представительницы прекрасного пола, которым данная патология доставляет как физический, так и психологический дискомфорт. В этой статье мы рассмотрим, почему возникают заболевания сосудов у женщин, каковы их признаки и симптомы, что делать для лечения и профилактики этого недуга.

Варикозное расширение вен: причины варикоза у женщин

Если верить статистическим данным, мужчины реже страдают от варикозного расширения вен, чем женщины, у которых болезни сосудов встречаются в 1,5 раза чаще. Чем же обусловлена гендерная характеристика данной патологии? варикоз женщины

  • Особенности гормонального фона. В течение месячного цикла гормональный фон женщины подвергается колебаниям, а во время беременности, родов, лактации и менопаузы эти изменения становятся еще более значительными. Соотношение женских половых гормонов (эстрогена и прогестерона) оказывает непосредственное влияние на состояние сосудистых стенок и вязкость крови.
  • Гормонотерапия. Заместительная гормонотерапия и прием комбинированных оральных контрацептивов приводят к изменения гормонального фона, провоцируя тем самым изменение соотношения эстрогенов и прогестерона в организме.
  • Ношение обуви на каблуках и обтягивающих брюк. Неудобная обувь, узкое нижнее белье и джинсы – все это провоцирует нарушение кровотока в области нижних конечностей и малого таза, приводя к развитию варикоза.

причина варикоза

Помимо этих, исключительно женских, предпосылок к развитию патологии, варикоз вен у женщин могут спровоцировать следующие факторы:

причина варикоза спорт

  • Генетически обусловленная предрасположенность. По статистике, склонность к варикозному расширению вен наблюдается в 60% случаев, если кто-то из родителей страдает от этой патологии.
  • Значительный лишний вес. Ожирение – один из факторов возникновения варикоза, так как нижние конечности испытывают на себе повышенное давление.
  • Чрезмерная нагрузка на ноги. Если вы профессионально занимаетесь бегом, прыжками или пауэрлифтингом, создаются благотворные условия для развития проблем с венами.
  • Нарушение кровообращения, вызванное фиксированной позой. Если вы большую часть дня проводите сидя или стоя, это является серьезной предпосылкой к развитию болезней вен.
  • Несбалансированное питание. Рацион, бедный клетчаткой, витаминами и микроэлементами, приводит к нарушениям, которые затрагивают стенки сосудов и состав крови. Кроме того, несбалансированное питание может стать причиной запоров, которые также способны привести к изменениям в венах – в частности, к варикозу вен малого таза.
  • Болезни эндокринной и сердечно-сосудистой систем. Эндокринные нарушения провоцируют изменения в гормональном фоне, которые, в свою очередь, становятся предпосылками к развитию варикоза. Сердечно-сосудистые патологии (в особенности – гипертония) также провоцируют развитие проблем с венами.

Варикозная болезнь вен малого таза у женщин

Патологическое расширение сосудов малого таза – распространенная проблема, с которой сталкивается 15-25% женщин репродуктивного возраста. Данное заболевание часто ошибочно принимается за инфекционно-воспалительные процессы, локализующиеся в репродуктивных органах женской мочеполовой системы. В связи с неправильно поставленным диагнозом назначается неподходящее лечение и пациентка не получает облегчения. Следовательно, проблема диагностики и адекватной терапии варикоза малого таза является актуальной проблемой современной флебологии и гинекологии.

варикоз малого таза

Кровоснабжение органов малого таза происходит за счет маточной и яичниковой вен, а также венозных сплетений – маточно-влагалищного, пузырно-влагалищного, гроздевидного, сплетения прямой кишки и пр. Причина тазового варикоза у женщин заключается в нарушении кровотока в этих сосудах. Оно обычно вызвано застоем крови, который может быть обусловлен следующими предпосылками:

  • сидячим образом жизни;
  • ранее перенесенными гинекологическими болезнями;
  • нарушениями гормонального фона (в частности – высоким уровнем эстрогена);
  • беременностями и родами в анамнезе;
  • врожденными и приобретенными нарушениями соединительной ткани (а именно – недостатком коллагена).

Мнение эксперта

Главный признак данного заболевания вен у женщин – это наличие синдрома хронических тазовых болей. Он представлен болью внизу живота, иррадиирующей в зону лобка, крестца и промежности.

Врач сосудистый хирург, флеболог
Осипова Екатерина Яковлевна

Пик болезненности обычно приходится на вторую половину менструального цикла, дополняясь выраженным предменструальным синдромом и дисменореей. К названным симптомам могут присоединяться психосоматические расстройства.

болезни малого таза

Как было отмечено выше, диагностика патологии затруднена тем, что симптомы данной болезни вен у женщин могут быть ошибочно истолкованы как признаки сугубо гинекологических проблем. Поэтому для постановки правильного диагноза потребуется проведение трансвагинального УЗИ, допплерографии, флебографии, в некоторых случаях – диагностической лапароскопии.

Для лечения варикозного расширения вен малого таза применяется как консервативный, так и оперативный подход.

В первом случае целью терапии является повышение тонуса венозных стенок, нормализация характера кровотока и вязкости крови. Для решения этих задач пациенткам назначают прием венотоников, проведение сеансов гирудотерапии, ультразвука и магнитотерапии, а также выполнение упражнений ЛФК. Если же консервативная терапия данного заболевания сосудов малого таза оказывается неэффективной, проводится хирургическое вмешательство – склерозирование или эмболизация с венами у беременных.

Проблемы с венами у беременных

Варикозное расширение вен – проблема большинства беременных. Она обусловлена изменениями, которые происходят в организме будущей матери во время гестации. В этот период наблюдается полная перестройка гормонального фона, который непосредственно связан с состоянием сосудов. Например, рост эстрогенов приводит к изменениям в структуре мышечного слоя венозных стенок и расширению сосудов.

болезнь вен беременность

Помимо гормональных изменений, сопровождающих период вынашивания и рождения малыша, беременность и роды способны спровоцировать развитие болезней вен у беременных и по другим причинам. В первую очередь, это увеличение массы тела и сопутствующий ему рост нагрузки на нижние конечности, а также чрезмерное напряжение, которое испытывает роженица во время схваток.

Во время беременности наблюдается увеличение общего объема циркулирующей крови, которое происходит за счет роста содержания плазмы и эритроцитов.

Заболевания вен у женщин: симптомы и признаки

В зависимости от стадии развития, варикоз на ногах проявляется по-разному:

симптомы варикоза

  • Начальную стадию патологического процесса легко не заметить, так как ее проявления обычно минимальны. На ногах появляются небольшие сосудистые звездочки, к вечеру возникает легкое чувство дискомфорта, к концу дня может присутствовать небольшая отечность. Даже если описанная клиническая картина не вызывает особого беспокойства, как только у вас появились названные симптомы, рекомендуется обратиться к врачу.
  • Если болезнь не была обнаружена на начальной стадии и лечение не было начато вовремя, проблемы с венами у женщин усугубляются. Венозная сетка становится все более выраженной, под кожей явно различимы характерные узлы и тяжи, отеки и чувство распирания в нижних конечностях причиняет серьезный дискомфорт.
  • Если болезнь не лечилась или лечилась неэффективно, она переходит в запущенную форму. Пораженные вены сильно выделяются под кожей, присутствует постоянный отек, по ночам возникают судороги, кожа в районе голеней может менять цвет и покрываться трофическими язвами.

Хирург-флеболог Алексей Волошкин о лечении варикоза лазером Говорит ЭКСПЕРТ

Заболевания вен у женщин: лечение

варикоз лечение

Выделяют два основных подхода к решению данной проблемы: консервативный и хирургический. Первый из них обычно применяется на начальных стадиях развития патологии, тогда как второй является оправданным для борьбы с более поздними стадиями болезни. Консервативная терапия включает в себя прием медикаментов, использование средств для наружного применения, посещение сеансов физиотерапии, ношение компрессионного трикотажа, коррекцию физических нагрузок, распорядка дня, питания и питьевого режима. Кроме того, вы можете использовать дополнительные средства для борьбы с варикозом – например, Крем для ног Нормавен®. Его регулярное нанесение на нижние конечности способствует избавлению от отечности, усталости, тяжести и дискомфорта в ногах, исчезновению ночных судорог и уменьшению выраженности сосудистого рисунка.

Благодаря натуральному составу, крем можно использовать и при беременности.

  • Комбинированная флебэктомия.
  • Лазерная коагуляция.
  • Радиочастотная коагуляция.
  • Склерозирование.
  • Использование биоклея Venaseal

Если речь идет о лечении заболеваний вен у женщин 50-60 лет и у пациенток более пожилого возраста, хирургическое вмешательство обычно не проводится, так как оно является стрессом для организма.

  1. Г. А. Ушакова, В. Г. Мозес, А. Б. Розенберг, С. Б. Миронов, О. Ю. Тимонин. ВАРИКОЗНОЕ РАСШИРЕНИЕ ВЕН МАЛОГО ТАЗА У ЖЕНЩИН // Мать и дитя в Кузбассе. – 2001. – №5-6. – С. 28-32.
  2. Кулакова А.Л. СОВРЕМЕННЫЕ МЕТОДЫ ЛЕЧЕНИЯ ВАРИКОЗНОЙ БОЛЕЗНИ НИЖНИХ КОНЕЧНОСТЕЙ // Здоровье и образование в XXI веке. – 2017. – ВАК. – С. 47-50.
  3. Б. Д. Нурахманов, Р.Ж. Избасаров, Н.Т. Каратаев. КОМПЛЕКСНОЕ ЛЕЧЕНИЕ ВАРИКОЗНОГО РАСШИРЕНИЯ ВЕН НИЖНИХ КОНЕЧНОСТЕЙ // Вестник Казахского Национального медицинского университета. – 2015. – №1. – С. 203-204.
  4. Нурмеев И.Н., Миролюбов Л.М., Миролюбов А.Л., Ибрагимов С.В., Нурмеев Н.Н. НОВОЕ В ДИАГНОСТИКЕ И ЛЕЧЕНИИ ВАРИКОЗНОГО РАСШИРЕНИЯ ВЕН У ДЕТЕЙ И ПОДРОСТКОВ. // Фундаментальные исследования. – 2013. – № 7 (часть 2) – С. 353-355.
  5. Царенко И.А., Савельев В.С., Гологорский В.А., Кириенко А.И. и др. Флебология: Руководство для врачей / Под ред. В.С. Савельева. — М., Медицина, 2001. — 664 с.

Для точной диагностики обращайтесь к специалисту.

Источник https://www.mediasphera.ru/issues/profilakticheskaya-meditsina/2020/6/1230549482020061107

Источник https://normaven.ru/articles/zabolevaniya-ven-zhenshchini/

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *